Суббота, 19.08.2017, 02:49
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Вход на сайт
Поиск
Главная » Статьи » Обо всем и ни о чем

Сталин в контексте русской истории: мифы в общественном сознании
В качестве эпиграфа банальные слова: объективное осмысление Сталина как руководителя советского государства еще впереди.
Но, по известному выражению, истина всегда банальна. Натолкнула на эту нехитрую истину, фраза одного историка, сказанная по поводу недавно вышедшего на экраны фильма реж. Павла Лунгина «Царь» (весьма спорного, кстати, как с точки зрения историков, так и с точки зрения оценок, данных Ивану Грозному). Как обычно бывает в такого рода обсуждениях были проведены параллели между Иваном Грозным и Иосифом Виссарионовичем Сталиным. Эти параллели и были прерваны фразой: Сталин не является историческим деятелем, он – персонаж современной политики. И в данном случае это не является оценкой, а так, к сожалению, оно и есть. Аргументом, подтверждающим данную тезу, является, к примеру, выступление профессора А.В. Островского в рамках конференции «Эпоха и личность», прошедшей в ВГПУ в канун 130-летия, где он убедительно показал, как использовалась в корыстных политических интересах определенная интерпретация и имени, и деятельности Сталина в период перестройки, которая фактически строилась на обмане населения. Имя Сталина и сегодня используется тем же образом, хотя и в других формах. К сожалению, слишком очевиден недостаток архивных документов относительно самых спорных, а потому и интересных, моментов сталинской эпохи. Даже такой вопрос, как цена успехов страны в 20-50-е гг., не изучен до конца – некоторые считают (и небезосновательно), что термин «репрессии» весьма условен. Наверное, поэтому масштабных и действительно исторических работ, посвященных истории той эпохи пока нет. Все ограничивается художественными произведениями - от «Поднятой целины» М.А. Шолохова до явно заказных вещей типа «Детей Арбата» А. Рыбакова. И еще публицистикой, основанной не на исторических источниках, а, в лучшем случае, на чьих-либо мемуарах (телевизионный Радзинский – тому пример). Наконец, нет методологии исследования, т.е. нет критериев, исходя из которых изучается наша история вообще, и советская история, в частности. Отсюда мифы, родившиеся в сознании постсоветских граждан в отношении Сталина: Миф первый – самый распространенный: «Сталин – организатор безумного террора». И здесь даже цифры этого террора разнятся (вот она нехватка информации) –  нижний порог от 800 тыс. расстрелянных. Встречаются и действительно безумные цифры – до нескольких миллионов жертв. Миф отметается объективными данными о количестве заключенных сегодня, превышающих показатели 30-х гг. (даже ставшего «притчей во языцех» 1937 г .) на порядок. Полагаю, что наличие и сегодня в местах заключения невинно осужденных вряд ли кто-то будет оспаривать. Можно ли давать тогда какие-либо оценки? Вопрос риторический. Миф второй, тесно примыкающий к первому: «истребитель Красной Армии». Наверное, можно говорить о том, что Красная Армия накануне войны подверглась серьезным трансформациям. Но носили ли они только негативный характер? Все-таки необходимо учитывать, например, непростую политическую ситуацию, сложившуюся в армии в конце 30-х гг. и вероятной причастности к «смутьянству» в армейских рядах Троцкого, имевшего влияние на многих командиров Гражданской войны как главы Реввоенсовета. В ответ можно привести слова нашего земляка Ивана Степановича Конева, который считал, что до войны в армии из военачальников нового типа репрессированы были только Тухачевский и Уборевич, всех остальных репрессированных он оценивал очень невысоко. К тому же репрессии являются в какой-то мере преувеличенными из-за того, что приводится статистика по арестованным, но не приводится статистика по освобожденным. Например, в учебниках приводятся данные об аресте 154 из 186 комдивов. Но ничего не говорится об освобождении затем более 100 из них. Тот же Конев, Рокоссовский и многие другие, ставшие затем и маршалами.

То есть, как минимум, наличествует односторонний взгляд даже на факты. Об оценках и говорить нечего. К тому же именно в предвоенные годы велась подготовка кадров к войне в современных условиях. А когда речь идет об обвинениях Сталину в больших потерях в первые дни войны, то хочется задать вопрос: а внезапность и вероломность нападения войск фашистской Германии и их уровень подготовки уже не в счет?   Сильно преувеличена и растерянность Сталина в эти же первые дни, которую опровергает, наверное, самый объективный свидетель – Г.К. Жуков - в своих воспоминаниях. Миф третьего порядка – мифы о коллективизации. Опять же спору нет – тяжело она проходила. Но где процесс смены сельскохозяйственного строя разворачивался легко? В капстранах? Достаточно вспомнить огораживания, хотя и понимаю, что сравнение не совсем корректно. Но тут вспоминается и статья Сталина «Головокружение от успехов». Сегодня распространена ее трактовка как снятие ответственности лично со Сталина за силовое решение проблемы коллективизации. Читая же ее текст, в большей степени, склоняешься не к такому «потаенному» смыслу, а к прямому – к стремлению избавиться от перегибов на местах. Миф четвертый – свежий: Сталин ответственен за развязывание Второй мировой войны. Справедливости ради – миф западного происхождения, нашедший сторонников среди наших либералов. Привязка идет к пакту Молотова-Риббентропа и секретным протоколам к нему. Контраргументов даже приводить нет смысла, потому как годом ранее был Мюнхенский сговор. Одного этого хватило бы, но ведь есть еще попытка создания системы коллективной безопасности, реализация которой наркомом иностранных дел Литвиновым в 30-х гг. натолкнулась на неприятие западных держав. Есть еще безопасность страны, которой, наверное, надо было пожертвовать ради спасения Польши, заключившей с немцами такого же рода пакт…   Мифы пятого порядка – цитаты Сталина. Вот уж где простор: человеки-«винтики», «Есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы», «Смерть одного человека — трагедия, смерть миллионов — статистика» и т.д. Из всего этого только про «винтики» имеет какое-то отношение к Сталину, вырванное, однако, из контекста: «Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» великого государственного механизма, но без которых все мы — маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим…» Вторая цитата – это выдумка Анатолия Рыбакова, которой он сам, надо сказать, очень гордился вследствие  их полит и ческой востребованности. А третья – это Ремарк и его «Черный обелиск». И это если не брать во внимание паранойю, «Сталин – агент охранки», «Сталин – армянин» и прочая-прочая. Не стоило бы всего этого приводить, если бы не настойчивые попытки воспроизвести эти мифы и выдать за факт истории и объект исследования исторической науки. Думаю, что сомнению не подлежит  все-таки то, что сталинским руководством ставилась задача модернизации России, которая в российской истории всегда шла рывками и с неизбежными в рамках ускорения перекосами – и при том же Иване Грозном, и уж конечно при Петре I , и даже в конце XIX в.. Именно незавершенность последней и родила новый строй – социализм, предложивший новое качество человека, чего не смогла сделать царская Россия в лице талантливых, но непомерно превозносимых Витте и Столыпина (отправленных, к слову сказать, в отставку, пусть и разными способами – мирно и физическим устранением). Встает вопрос: что нужнее России – абстрактные права человека, якобы работающие в современной России или сильное государство, решающее общественные задачи, которыми мы гордимся. Можно выразиться еще проще. Мне хотелось бы жить с сознанием, что я являюсь представителем великой культуры . И Петр I , и советское государство, одним из создателей которого был Сталин, это чувство давали, а современная Россия – нет. Именно поэтому вышеперечисленные мифы не станут исторической правдой.
Категория: Обо всем и ни о чем | Добавил: smidmi79 (19.06.2010)
Просмотров: 368
Всего комментариев: 0
avatar