Главная » Статьи » Кино-Театр

Спектакль театра Теремок - Повесть о Дионисии-иконнике

реж. Олег Жюгжда

Спектакль Вологодского театра кукол "Теремок"

художник-постановщик: Лариса Микина-Прободяк

В ролях: молодые актеры

Театральный визит - явление в моей практике не частое, так что в этом году я побил рекорд - дважды был на спектаклях вологодских театров. И если выбор первого был продиктован тенденциями традиции (один из традиционно популярных и в то же время молодёжных театров - театр для детей и молодёжи), то второго выбирать не пришлось, это произошло случайно, да и по здравому размышлению в кукольный театр в силу стереотипа мышления о детскости его взрослому зрителю придти трудно. Ну а если ещё и узнать, что спектакль с названием Повесть о Дионисии-иконнике длится 45 минут, то...

Радостно обнаружить, что ты ошибался. Театральные тренды на сегодня таковы, что одним приемом, даже блестяще выполненным, в театр людей не заманить. Поэтому белорусский режиссёр (а вырос и вовсе в Литве) Олег Жюгжда сделал куклы лишь одним, причём не ключевым, элементом своей сценической фантазии. А остальные? Все по моде - мюзикл, визуализация (помесь медитативных пейзажей, мультипликации и иконографии), театр теней и инсталляция (сами актёры по ходу пьесы меняют минималистичные декорации). Но даже такой пестрый набор вполне уже мог где-то присутствовать... но есть маленькие отличия. И здесь надо иметь ввиду особенности помещения театра Теремок - небольшая сцена и совершенно без механики. И концепция спектакля исходит именно из этой ограниченности (как и положено театру).

Поэтому единством места, времени и действия режиссёр решил слегка пренебречь. Действие, сюжет - это, скорее, обрывки воспоминаний, фантазий, мотивов сказок, русского фольклора, религиозной литературы и живописи... (Все ж таки речь о живописце). Опять-таки как в условиях ограниченного пространства рассказать историю об ИКОНОписце? Сегодня ответ попроще будет, чем лет 15 назад: надо привлекать интерактивные технологии. Поэтому использованная визуализация образов абсолютно логична, не говоря уже о том, что очень эффектна.
Поскольку на маленькой сцене трудно развернуть полноценное актёрское действо, то в итоге соединяются кукольное представление и живые (видимые) актёры. И если играть (ходить, жестикулировать и т.п.) артистам трудно, то основным инструментом можно сделать и голос. Но если выше я написал, что это мюзикл, забудьте - подобная... кхе-кхе... хреновина включилась лишь в финале, где появляется эстрада (действительно, не самая удачная). Основу же репертуара, что радостно и обоснованно, составили фольклорные (бытовые) вещи и духовные песнопения, отлично стилизованные в инструментальном и модном даже в наших пенатах психофолке.

Однако ж все эти детали зритель и не должен замечать - его должна увлечь загадка самой повести. И есть, что отгадывать, честно говоря. Действие бессовестно распадается как мозаика, которую свидетелям спектакля предстоит собрать. Ну например вот такие эпизоды выглядят главными в этой разрозненной структуре: 
1) встреча некого старца с деревенским мальчиком - некий лейтмотив, на фоне которого движутся другие эпизоды. До конца непонятно, в какое время и кто этот старец - упоминается, к примеру, Серафим Саровский аж из 19 века... Трудно поверить в невежество авторов, поэтому вероятно, что это вечно живой Дионисий. Содержательной особенностью это мозаичного элемента становится обращение к чудесам, к счастью без особого предыхания и загадочности, а с серьёзной долей юмора, шуток-прибауток и иронии, переходящей в постмодернистскую насмешку. Из этого легко заключить, что чудеса больше сказочные, чем божественные. А были еще очень колоритные двое - не то лешие, не то бесы.
2) Воспоминания полуфольклорного, полужитийного характера - рождение, детство... он и его корова, соседская девочка с козой... Катание санках... Свадьба...
3) Молчаливый уход в никуда. И почти без перехода перед нами уже старец, дающий указания, как класть штукатурку на камень и кирпич, как готовить поверхность, когда накладывать слой краски...
4) Ну и финальное Аллелуйя (чересчур радостное, к слову).

Что хотел сказать автор (режиссёр ли, драматург ли - не так уж и важно)? Трудный вопрос... Но попробуем вычленить краеугольные (идейные) камни в этом мозаичном фундаменте.
И таких камней в конструкции спектакля видится два.
Первый - жертва, хотя и условная. Простое счастье, семья, любовь в один момент (по спектаклю не очень хорошо объясненный) обменены на торную дорогу в неизвестность.
Второй - часто встречаемое в последнее время в искусстве понятие "чуда". Трактовка не столь тонкая, как, к примеру, в кинопостановке "Орда" Александра Прошкина по сценарию Юрия Арабова, но логичная. Декларируемое чудо в виде исчезновения змей, например, до известной степени противопоставляется чуду рациональному и творческому, явленному верой и жертвой. Чудо первое остаётся сказкой из категории "Суеверие" в номинации "устное народное творчество". Чудо второе - в категории "Вечность" в номинации "Искусство". Что в нашем мире важнее, решит зритель...

Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (14.07.2016)
Просмотров: 233 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Спасибо!
avatar