Понедельник, 20.11.2017, 00:33
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Вход на сайт
Поиск
Главная » Статьи » Кино-Театр

Последнее лето детства

реж. Валерий Рубинчик

В ролях: Владимир Антоник, Евгений Евстигнеев, Вячеслав Молоков, Сергей Беляк, Александр Катько, Олег Грачев, Людмила Куцелай, Александр Жданов, Леонид Белозорович, Николай Денисов

СССР

1974

Оценка 7,5

Миша Поляков из Кортика и Бронзовой птицы повзрослел, но страсть к приключениям и стремление к справедливости не пропали. Теперь он не только оправдывает невиновного, но и раскрывает аферу на фабрике по производству мануфактуры.
Все-таки последняя часть трилогии экранизирована не только профессионалом, но ещё и автором Валерием Рубинчиком - незамеченным уникумом советско-белорусского кино.
Поэтому в его экранизации, помимо детективной и нравственно-социальной составляющих, есть ещё и эстетика.

Юра-декадент (Владимир Герасимов)

Так, и ранее появлявшийся в кадре бойскаут Юра явно воплощает декадентское западническое мироощущение со свойственными ему "ошибками" - нарочитым эстетством и индивидуальностью.
Антон - ещё не выросший и закомплексованный (не доверяет, по выражению одного из юных героев, даже самому себе), но растущий, сталинист, убивающий догмой индивидов.
Миша - воплощение нравственного рационального начала, правильный, но индивидуальный. Но его индивидуальность советская - не противопоставление себя людям, а помощь им (и способность за себя постоять), в отличие от элитарной брезгливости Юры и догматичной растворенности Антона.

Яша-комсомолец (Леонид Белозорович)

Есть и четвёртый тип - НЭПманы. Энергичность, вульгарность, предприимчивость, сиюминутность. Самое главное обозначено идеологом этой группы лиц Навроцким (Евгений Евстигнеев) - это игра страстей. Для него и преступление не столько насущная необходимость (если таковой не считать, конечно, естественные устремления человеческой натуры), сколько игра.
Впрочем, есть ещё и шпана, тоже имеющая свою эстетику, по-своему привлекательную. Вовлечение в социум, в его классовые рамки - не для них. Ими движет романтика двора - бег по крышам, чердакам, пожарные лестницы. Пусть даже это беспризорщина, вроде как несчастная в семье. Неслучайно аудиорядом к подобным появлениям Витьки Бурова Рубинчик избирает наивную (жалостливую даже), лиричную и воздушную музыку.
Кстати, музыкальным ритмом того же Антона избирается скорее марш, а вороватых товарищей - энергичные, почти танцевальные, подпрыгивающие, как в погоне, композиции.

Вор Костя-карлик (Владимир Лосев)

Не менее важное место отдается декорациям и общекультурному антуражу.
Эстетам (не без ироничной приставки псевдо) - Дуглас Фэрбенкс, Макс Линдер (т.е. в первую очередь внешность). Комсомольцам - скульптурно-физкультурные (материалистические) композиции. Характерно в этом смысле начало второй серии, в том числе споры о танцах и одеколоне, равно как и о стандарте, которого якобы хотят все юные коммунисты. Разумеется, не без доли лукавства опровергается этот тезис стандартизации, но надо признать, что комсомол, обладая собственным и даже ярким образом, все же делал его массовым, верстая под него молодежь.
Разумеется, и кабацко-шансонный образ НЭПа тоже в наличии.

Валентин Валентинович Навроцкий (Евгений Евстигнеев)

К тому же Рубинчик усиливает все происходящее сценами в кинотеатре (а это эпоха взрыва кинематографа), стилизует представление героев под хронику 20-х гг. с ее политико-трудовым энтузиазмом, сопровождает комментариями в виде виньеток из того же Великого немого.
Умело тасуется и ритм. Рыбаков в своих книгах всегда сильно растягивает завязку, оставляя основу развития действия на последнюю треть. В этом смысле Рубинчик-режиссёр, знакомя с действующими лицами, рисует социальный и художественный портрет НЭПа, коррелируя ритм фильма с ритмом и оптикой той эпохи. Детективная развязка становится точкой эстетического и социально-нравственного конфликта, но и узлом, переплетающим прошлое, настоящее и будущее ни много, ни мало, а всей страны.

Расхититель социалистической собственности Красавцев (Геннадий Овсянников)

Оттого Последнее лето детства смотрится и взрослее и гораздо менее однобоко, чем предыдущие фильмы рыбаковской эпопеи о революционном детстве, поскольку допускает различные трактовки персонажей. И, как ни странно, но картина нэпа нигде толком и не появляется, кроме как в этой экранизации детской книги. Странно, ведь она очень яркая и спасибо белорусам, что они сделали такой вот зачин в этом мини-сериале.

Витька Буров (Вячеслав Молоков) и Миша Поляков (Владимир Антоник)

Впрочем, фильм не лишен и недостатков - неоднозначность все-таки порой переходит в карикатурность. Да и романтики, хоть революционно-пионерской, хоть лирической - несмотря на юность главных персонажей, о любви и помина почти нет, - не хватает. Просто в угоду масштабу эпохи,  режиссер решил о личном не вспоминать.

Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (03.09.2016)
Просмотров: 99
Всего комментариев: 0
avatar