Вторник, 17.10.2017, 23:30
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Вход на сайт
Поиск
Главная » Статьи » Кино-Театр

Орда
«Орда» — проект, который должен бы показать, на что способно российское массовое кино, но массовым все-таки не становится. При бюджете в 12 млн. долларов сборы, меньшие в 3 раза, довольно показательны. В чем здесь причина — в том ли, что режиссер Андрей Прошкин не просчитал массовое сознание или же в том, что массовый зритель не готов к неглупому кино — не знаю. А, может, компании-прокатчики как-то не особо хотят вкладываться в прокат русских фильмов… В общем-то неважно, поскольку кино по просмотру кажется скорее авторским, нежели массовым.

Это было ясно даже из начального бэкграунда. Например, поддержка «Православной энциклопедии». Вроде бы расчет на то, что православный зритель попрет в кино толпами. Но… чего греха таить — большинство православных мало знакомы с историей русской церкви, как и с основными постулатами и идеологией христианства. А то, что большинство причисляет себя к православию, — к сожалению, слабая база для того, чтобы завлечь аудиторию в кинотеатры, давно ставшие институтом исключительно светских развлечений. Трудно представить себе верующего, жующего попкорн на «Орде» (кстати, такие есть). К тому же в названии нет ни попов, ни митрополитов, а есть какая-то «орда».
Интерес к фильму как к историческому тоже наталкивается на проблемы — господство`Хоббитов» и «Властелинов колец» дает себя знать. Конечно, авторы постарались все это компенсировать точностью и шиком в деталях и натурализме происходящего на экране, но авторский взгляд, а если попросту, то умничанье и тонкое, но навязывание определенных представлений о мире, выпирает из всех щелей.

Во-первых, сценарий, написанный знаменитым Юрием Арабовым, не изобилует сюжетными интригами (и не в них дело). Вкратце сюжет сводится к тому, что в Орде, полной интриг и жестокости, заболевает (слепнет) главный авторитет в ханской семье — ханша-мать Тайдула. На исцеление направляются лучшие силы — свои и привлеченные. Из последних из Москвы в Сарай вызывается под угрозой разорения Руси «великий колдун» митрополит Алексий… Выздоровеет или не выздоровеет ослепшая ханша — далеко не самый завлекательный сюжетный поворот, особенно если учесть, что он главный, если не сказать единственный, интригующий момент. При этом очевидной борьбы с врагами, которых требует обыденное патриотическое зрительское сознание, нет, поскольку она бесперспективна. Орда предстает практически непобедимой (если вести борьбу традиционными средствами) даже локально — или, как говорится, на отдельных участках фронта. Какая уж тут интрига?!
Во-вторых, прекрасная и отмеченная массой призов работа оператора и художника задает планку не динамизма, а размеренности. Даже блистательно выстроенные эпизоды с восточными «развлечениями» очень аутентичны и намеренно лишаются мистического налета, становясь достоверными.
Наконец, за всей этой эстетикой и выверенностью в деталях, скрываются довольно непростые смыслы.

Главным элементом смысловой конструкции фильма становится понятие «чуда» и принципиальные различия между культурой языческой, хотя и слегка приправленной исламом, и христианской. Самое понятное различие лежит в методах исцеления: язычество лечит экскрементами, а христианство — словом. Не менее показательно, что русский митрополит готов лечить до «прозрения», но не готов научить безногого ходить…
Что касаемо «чуда», то по ходу фильма мы можем в сравнении наблюдать чудеса визуальные (попросту фокусы), характерные для языческого сознания, и чудо христианское, которое по результату не столь эффектно и, мягко говоря, не очевидно, поскольку целиком основано на вере. Кстати, вере не только христиан экранных, но и христиан-зрителей. Потому что для атеиста происходящее на экране может быть интерпретировано несколько иначе.

Удивительно, что некоторые называют фильм антихристианским. Да, он не пропагандирует христианство в лоб (православное слово, по фильму, вообще направлено почти исключительно к богу, а не к людям), но зато он апеллирует к христианскому поведению. И вот он второй из ключевых содержательных элементов — самопожертвование и смирение. Пожалуй, это главные христианские добродетели, столь непонятные монголам (вопрос хана: «Почему он не идет в Москву? Он недостаточно страдает?»). И смирение трактуется авторами точно не как покорение воле сильного (государства, человека)… А что? Здесь снова простор для интерпретации. При этом нет выхода и за пределы человеческого (этакой, да простят меня православные, железобетонной святости) — Алексию как человеку свойственно и сомнение, и слабость, которые он преодолевает. Делает ли он это с верой или просто как сильная человеческая личность — решать зрителю… При этом режиссер и сценарист подбрасывают зрителям своеобразную лакмусовую бумажку — келейника Федьку… Есть еще и свидетель-монгол, «курирующий» владыку. Сравнение поведенческих реакций дает очень интересную почву для рассуждений и споров…
Что лежит в основе мотивов главного героя? Страх перед наказанием хана или в Москве, страх потери авторитета, муки совести за не предотвращенное разорение Руси или глубокая вера, не дающая скатиться в пропасть и дающая надежду на спасение не только своей души, но и окружающих? Режиссер оставляет вопрос, скорее, без ответа, все же невольно склоняя к христианской трактовке.

Остается и еще вопрос: при чем здесь Орда? И почему так называется фильм? В конце концов, действительно можно было назвать: «Митрополит», «Святой», ну или из области бреда — «Поездка в Орду», например. Но название «Орда» подталкивает не только к тому, что тот, кто кажется слабым сегодня, может, благодаря внутренней цельности, стать победителем завтра, но и к размышлениям о деградации (?) монгольской элиты, не подчиненной более общей и сильной идеологии, а потому обреченной. Может, это про нас нынешних, не верящих… Стоп! Это уже будет та самая пропаганда…
Нов вернемся к началу — роли «Орды» в современном российском кинопроцессе. Способен ли массовый зритель трактовать это кино так или каким-то иным образом? Способно ли наше кино хоть как-то совмещать поиск смыслов и ориентацию на простого зрителя? «Орда» однозначного ответа на эти вопросы не дает: сильная визуальная и профессиональная составляющая, на мой взгляд, отчаянно уступают авторской подаче исторического материала. Это подтверждают и указанные сборы. Остается надежда, что «Орда» — это если не начало, то продолжение процесса воспитания нашего зрителя хорошим и профессиональным кино. А там, глядишь, и другие прорвутся. Не «Беременным» же единым жив российский зритель…

Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (26.05.2013)
Просмотров: 365
Всего комментариев: 0
avatar