Главная » Статьи » Кино-Театр

Кинопанорама 42

Советская оперетта по мотивам Штраусса, ромком о жизни российского high middle class, знаменитый французский боевик Люка Бессона, диссидентский mocumentary об Иране, импровизация о жизни создателя мюзиклов и страшноватые советские сказки на темы Евгения Шварца в 42-м кинообзоре smirnovds.ucoz.ru

 

Летучая мышь, реж. Ян Фрид, СССР, Ленфильм, 1978


Музыкальный фильм по мотивам оперетты Иоганна Штраусса.
Генрих Айзенштайн - финансист, охотник и гуляка не больно любит проводить время дома с женой. Поэтому даже отправку в тюрьму делает поводом для путешествия на бал, где увлекается дамой в маске летучей мыши, не зная, что это его жена...
Один из популярнейших жанров у советского зрителя, призванный компенсировать его нелюбовь к операм и заменить ему мюзиклы. Летучая мышь, наряду с Сильвой, один из самых популярных образцов. Фрид же впервые разыграл в нем формулу успеха своих музыкальных комедийных фильмов - в первую очередь, концентрация в кадре комедийных актеров второго плана. Роль таковых досталась, как водится, мастерам эпизода - Сергею Филиппову, Александру Демьяненко, Игорю Дмитриеву, Ивану Любезнову и совсем редко появляющейся в кадре, что жаль, Гликерии Богдановой-Чесноковой с блестящей сценой со стрельбой глазами. А в этот раз феерят и главные исполнители - Юрий и Виталий Соломин (лучшее воплощение диалога об Эмме и Гекторе), Лариса Удовиченко и Людмила Максакова из домашней женщины неожиданно превратившаяся в светскую львицу, хотя ее выбор на роль был неочевиден. А юмор, прекрасная музыка, водевиль - что ещё нужно, чтобы провести хороший вечер?
Оценка 7

 

Статус: свободен. реж. Павел Руминов, Россия, 2015

Стэндап-комик в неожиданном варианте Данилы Козловского расстается с девушкой Елизаветой Боярской. Вернее, бросает его она. Вот и разворачивает неудачливый любовник целую кампанию за возвращение любимой (?) и против ее нового мужчины-дантиста.
Большинство рецензентов сразу относят Статус к ромкомам. И чисто внешние признаки вроде бы налицо - комик, любовный треугольник и вроде бы добрые интонации. Только вот ощущение стеба и сарказма не покидает. Особенно если вспомнить недавний молодежный ужастик (трэш шедевр) Павла Руминова с интригующей нашлепкой Дизлайк, где режиссер знатно и довольно нелицеприятно, если не сказать, противно, глумится над поколением next. В свободном статусе Руминов делает то же самое, только тщательно маскируя свою мизантропию, выдавая при этом не совсем обычный хэппи-энд, заставляющий гадать, а романтическая ли это комедия или сатира на middle class. Мастерство ли постановщика в сооружении пустотности его героев или, напротив, неумение наделить их мотивами? А вот что безусловно, так это Данила Козловский, который, если честно, не сильно попадал в прежде виденном - уж больно анемичный какой-то... (а ещё Гослинга упрекают в каменном лице), а здесь - ужимки, скетчи, клоунада и мужская драма успешного человека, брошенного женщиной. А Павел Руминов, перейдя в коммерческие жанры, так и не перестроился под их клише, что делает ему комплимент как человеку, но не сильно красит в глазах массового зрителя.
Оценка 6

 

Никита, реж. Люк Бессон, Франция, 1992

Банда молодежи грабит аптеку с целью найти наркотики. В результате оказываются мертвы несколько полицейских и сами горе-грабители. Но одна девушка - Никита - выживает, но в обмен на жизнь и даже свободу, должна служить государству под именем Жозефина.
В своё время Никита наделала столько шума в жанровом кино, что аж даже сняли сериал по ее мотивам. Притом что ни реализмом, ни размахом боевых сцен сравнить ее с американскими боевиками не получится. В чем же, сила, брат?
Во-первых, в сестре, брат. Боевой и криминальный кинематограф в к.80-н. 90-х явно испытывал дефицит женщин - бал правили Шварцы, Сталлоне и Уиллисы. Если в нем и были женщины, то исключительно как объект спасения. Нужна была дама, которая одновременно и хрупкая и сильная, и любящая, и любимая, и, конечно, женственная. Анн Парийо как раз из таких. Да ещё и неформал.
Отсюда второй плюс - неидеальность героини. Конечно, и крепкий орешек имел проблемы, но не был наркоманом и преступником. Бессон же оттенил насилие бандитское насилием государственным, которое из-за своего бездушия гораздо хуже.
Опять же третий ингредиент - Бессон делает фильм в редком жанре криминальной мелодрамы. А женская чувствительность привлекает в кинотеатры не только кровожадных мужиков, но и не кровожадных, а заодно и женщин, которые смогли увидеть помимо стрельбы, драк и захватывающего сюжета, ещё и историю любви, и, к счастью, не шаблонную.
Да и вообще это была хоть какая-то альтернатива Голливуду в коммерческом кино, причем вобравшая в себя и достоинства европейского драм-мейнстрима, покуда калифорнийские поделки отличались роботностью и "бесчеловечностью", поглощённой силой и мощью мускулов и брутальностью внешней оболочки. Бессон вернул в мир боевика психологию и даже мелодраму - во всяком случае, так показалось зрителю. Наверное, он не так уж не прав, особенно если учесть, что впереди был Леон, в котором все эти ингредиенты выросли в размерах и качестве.
Оценка 8

 

Такси, реж. Джафар Панахи, Иран, 2015

Иранский режиссер и диссидент Джафар Панахи, наверное, предпочел бы тюрьму наказанию, которое избрали ему власти Ирана - лишение права снимать кино. Хотя, с другой стороны, голь на выдумки хитра и даже такое наказание стало поводом проявить чудеса творческой хитрости и изворотливости. Для этого понадобилась камера-видеорегистратор и обычные иранцы-непрофессионалы. Сам режиссёр устроился водителем-полутаксистом, который хоть и не знает порой куда ехать, но умудряется выжать из своих пассажиров очерк политической борьбы в Иране. Тут тебе и черный рынок киноискусства (пиратство, короче говоря, но скрывающееся больше от властей, чем правообладателей), и проблемы с медицинской помощью, и страх попасть на камеру (он же - страх публичности), и споры о законах шариата и феминизм. А заканчивается все и вовсе фантазией (?) на тему преследования диссидентов отморозками типа наших "православных" активистов. Так что иранская действительность не так уж далека от нас, а роль Панахи частично выполняет Звягинцев. Но, в отличие от перса, его политактивистом всё же не назовешь.
Оценка 7,5

 

Весь этот джаз. Реж. Боб Фосс, США, 1980

Знаменитый мюзикл хореографа с Бродвея, перебравшегося ещё и в Голливуд.
Обычно, говоря обо всей этой суете, вспоминают одну из самых идиотских в истории Оскара гонок за победой. Великие Коппола и Фосс проиграли в ней семейной драме Крамер против Крамера.И редко когда вспоминают о достоинствах мюзикла Фосса. А они насколько велики, настолько и неоднозначны.
Во-первых, это очень своеобразная калька с любимого режиссера Фосса - Феллини. Уже поставленная им раньше Милая Черрити по мотивам Ночей Кабирии теперь трансформировалась в ремейк 8 1/2.
С другой стороны, Фосс берет лишь конструкции итальянца, оставаясь настоящим американцем со всеми свойственными американским 70-м чертами: секс, драйв, и почти рок-н-ролл, но только джази-фанк и немного диско.
Вот только современному зрителю смотреть будет отнюдь не просто. Ведь это своеобразное путешествие не только в жизнь, но и в сознание-подсознание самого Фосса, а ху из ху, он пояснять практически отказывается, т.е. сюжета почти нет, кроме угадываемых фильма и спектакля, которые должен поставить главный герой - Джо Гидеон. А это сплошные танцы, костюмы, бурлеск и музыка.
Сказать, что Фосс оказал влияние на киномюзикл - не сказать ничего. Практически все последующие выходившие в этом жанре фильмы были римейками его Джаза (или суеты) - от достойных типа Чикаго до провалов типа Девять, неловко сводящего Феллини и Фосса а один флакон.
Оценка 8,5

 

Тень. реж. Надежда Кошеверова, СССР, 1971

Страшная, до мурашек в голове, сказка Шварца о писателе, потерявшем тень, отправившуюся вместо него к принцессе, в которую он влюбился и взявшем власть.
Надежда Кошеверова - один из главных советских киносказочников, на счету которой Старая, старая сказка и, конечно, Золушка. Театральная декоративность, условность окружения, словно из брехтовского картонного театра, компенсировалась яркими, на грани гротеска и почти библейской святости характерами... Чего только стоят Мачеха и Золушка или солдат и принцесса.
Тень - произведение более сложное... Кто-то найдёт в делении человека и тени добро и зло, человека и совесть... Но, думается, это больше о прагматике и лирике человеческой натуры. Ну или о рациональности и чувственности как сторонах одной медали. И Шварц, и Кошеверова явно отдают предпочтение второй, составляющей фундамент личности... Раздвоение стало бенефисом для Олега Даля, который и непластичность и холодность тени, и доброту и мягкость писателя делает одинаково убедительными.
Слабых ролей нет - Миронов неожиданнен в роли Борджиа (!), Этуш обаятелен даже в маленьких и отрицательных ролях, Неелова стала романтичной Вертинской, а Вертинская капризной Нееловой, и вечно бурчащий антигерой-конформист Гердт...
И как вообще Шварц появился в 30-40-е гг. с такими философскими и неплакатными пьесами-шедеврами. Тень пугает и рефлексирует в чем-то сильнее даже Дракона.
Оценка 7,5

 

Убить дракона, реж. Марк Захаров, СССР, 1988

Давным-давно правит городом тиран Дракон (Олег Янковский). Но вот появляется потомок знаменитого Ланселота, который готов убить тирана. Но и сделать это непросто, и убить Дракона - недостаточно.
Появление фильма в эпоху гласности - очевидная примета времени. Но Захарова в его коньюнктурности извиняет то, что он ещё в 60-е делал театральные постановки столь любимого им Шварца. К тому же он не стал наполнять фильм слишком очевидными аллюзиями на советскую историю и современность - скорее, напротив, три образа дракона - как Запад (нечто СС-вское), Восток (Япония) и... наверное, Россия... - говорят о вечности тирании и ее непривязанности к какой-то одной цивилизации. Наконец, вывод, что свобода не даруется, а завоевывается каждым - немного банальный, но по существу правильный - тоже из разряда вечности.
В плюс - как всегда у Марка Анатольевича - актёры. Особенно хороши Янковский и Леонов. Янковский являет себя мастером яркого образа - этакий урка-самурай. А Леонов - удивительно страшен в своём добродушии (или равнодушии?). А ещё это самый мрачный фильм Захарова, к тому же последний. Из претензий - слабость декораций и никакие спецэффекты. Ну нет у нас своего Спилберга. Но пожурить стоит не за воплощение, а за его глупую попытку. Зато по интеллекту и идеологии советское кино даст фору кому угодно. И не забыть ещё, что Захаров - режиссёр театральный.
p.s. абсурдистский юмор (вернее, текст) Шварца - гениален.
Оценка 7,5

Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (22.10.2017)
Просмотров: 67
Всего комментариев: 0
avatar