Понедельник, 20.11.2017, 20:03
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Вход на сайт
Поиск
Главная » Статьи » Кино-Театр

Кинопанорама 41

Советская сельхозпрограмма в кино, старость в радость с мудростью и сочувствием Роберта де Ниро, печать гения Уэллса, гнев Великой депрессии, предвоенные преступники и милиционеры, гуманистическая пропаганда для поствоенной милиции и советская мультипликация - в обзоре за номером 41.

 

Деревенская история, реж. Вит. Каневский, СССР, 1982


Очередная иллюстрация на излюбленную в советском искусстве тему умирающей русской деревни.
Молодой парень Горелов (Проханов) после скитаний возвращается в родную деревню, где а борьбе за землю борется то с людьми, то с советскими "карьеристами". Но прямо-таки жаждет работать на той земле, где жил и работал его отец.
В конце 70-нач. 80-х такие фильмы выходили пачками - от гениальных вроде Калины Красной до вот таких вот, безвестных... И артист Проханов в них тоже успел засветиться, причём неоднократно. Просто таки манифест консервативного мелкобуржуазного крестьянского сознания - потому сюда легко вплетались любовные и обязательно семейные мотивы (героиня Соловей, увы, не столь неземная и таинственная как во многих других ее работах). И непременный хэппи-энд - земля осталась с тем, с кем должна была остаться.
Странно другое - фильм снят Виталием Каневским, который через несколько лет прогремел в Каннах с чернушным и милым Замри Умри Воскресни. Такой вот небанальный конформизм - сначала под сельхозпрограмму застоя, затем - под прожектор перестройки.
Оценка 5,5

 

Дочь солнца. реж. Александра Снежко-Блоцкая, СССР, 1963

Один из матриархов советской мультипликации любила сказки народов Севера - красочная, но не больно увлекательная получилась у неё история на основе мифа о полярных ночи и дне.
Оценка 6

 

Стажёр, реж. Нэнси Майерс, США, 2015


Бен Уиттакер, пенсионер и вдовец (Роберт Де Ниро), устраивается по специальной программе поддержки пожилых людей устраивается работать в интернет-магазин, где его начальницей становится Джулс (Энн Хэтэуэй).
Если бы молодость знала... Нэнси Майерс, видимо, уже пенсионерка, поэтому выпустила этот манифест с обрезанной наполовину поговоркой. По ней молодость и вправду не знает, а старость ещё как может. Бену с его опытом гораздо лучше даётся неосваиваемая "детьми" социальная (профессиональная) и, в частности, семейная коммуникация. Режиссёрша явно разделяет стереотипы об инфантильности и дискоммуникации молодёжи и, напротив, не разделяет идею о невозможности освоения новых технологий (тех же соцсетей и компьютеров) ветеранами. Трудно судить, насколько права в своих выводах Майерс, но вряд ли убедительна именно в киноварианте - де Ниро и Хэтэуэй стараются, конечно, но химии как-то не возникает. Милый юмор не особо смешит, а... катарсиса не случается. Ждешь , что фильм что-то родит, но получается как в другой поговорке про гору и мышь. Но, надо отдать должное, в излишнюю сентиментальность и заштампованность "Стажёр" не впадает.
Оценка 6

 

Печать зла, реж. Орсон Уэллс, США, 1958.

В пограничном между Мексикой и США городке происходит убийство, свидетелем которого становится мексиканский спецагент отдела по борьбе с наркотиками Мигель Варгас и его жена Сьюзан. А расследует полицейский Хэнк Куинлан. Но дальше следует цепь едва обьяснимых событий, отмеченных той самой, данной в названии печатью зла...
То, что Орсон Уэллс - режиссёр гениальный, станет окончательно ясно любому кинопрофану после этой работы - вполне вероятно, что в руках другого режиссёра картина стала бы просто ещё одним нуаром, но вряд ли более. А Уэллс, вознамерившийся с Печатью вернуться в Голливуд, против своей натуры пойти не смог, превратив своего персонажа в этакий аналог Фауста (хороший детектив, плохой полицейский), а нуар - в психоделическую картину с сумасшедшими ракурсами, диспозициями, где ад и рай (Мексика и США) смешиваются, и где одно, а где другое - не понять. А уж финал с его "человеком" и вовсе претендует на высказывание высшего порядка о нашей невысокой природе.
Оценка 9

 

Гроздья гнева, реж. Джон Форд, США, 1940

Том Джоад возвращается домой после 4-летней отсидки. Но узнаёт, что его семья из родной Оклахомы из-за разорения направляется в Калифорнию. Но "землёй обетованной" Запад назвать оказалось трудно.
Фильм Джона Форда - теперь классика. И нынешнему зрителю трудно будет понять, почему. А вот тогда это роуд-муви было для многих шоком - нищету американцы видели и раньше, но коррупция, провокации, эксплуатация бедняков вне всякой меры и защиты - это было внове, особенно в драматическом мэйнстриме. Наконец, Форд открыл публике великого Генри Фонду, который искренней экспрессией и наивностью и чувством собственного достоинства поверяет пропагандистские штампы американских СМИ (про красных, про рынок, про восстания, инспирируемые коммунистами) и просто честно пытается понять, что происходит.
Странно, что Форд, выглядящий как непререкаемый консерватор, всё-таки бьёт на сочувствие не инициативным, а потому богатым, а бедным и потому инициативным. Гроздья гнева - это гимн человеческой справедливости и правдоискательству во имя уважения к человеку. И, скорее, здесь Форд - демократ. Тем паче что у власти Рузвельт, а Стейнбек, а вслед за ним и режиссёр, очень позитивно прописал именно государственный лагерь для переселенцев. Но, разумеется, фильм не о политике, а о том, откуда рождаются защитники прав человека - так и видишь Тома профсоюзным лидером.
Оценка 8

 

Кукарача, реж. Кети и Сико Долидзе, СССР, 1982.

Сентиментальный милиционер.
Грузия. 1930-е годы. Молодой парень Шалва по прозвищу Кукарача - любимец местных мальчишек и даже с мелкими воришками находит общий язык. Но сама судьба сталкивает его с бандитом Муртало...
Советское время - расцвет не только российского, но и казахского (Игла), армянского (целый Параджанов), латышского и прочего кино республик. Но в особом фаворе было грузинское кино. Даже странно, что логотип Грузия-фильм ассоциировался в детстве со смертной скукой. Но оказалось, что это авангард мирового кино - Данелия (хоть и москвич), Иоселиани, Абуладзе и прочие грузины знатно феерили по общесоюзным, а потом и международным фестивалям.
Кукарача - редкое исключение из этого ряда. Сентиментальное кино о борьбе добра и зла, о настоящей любви, делающей человека лучше и лишающей его страха. И о том, как война поглотила многих незаметных героев и героинь. Жалко до слёз!
Оценка 7

 

Круг, реж. Герберт Раппопорт, СССР, 1972

Советский детектив о сыщике-химике Алешине (Александр Збруев), который с группой уголовного розыска расследует хищение крупной партии опиума на одном из заводов.
Круг - один из фильмов трилогии об Алешине, наиболее известным из которых стали "Два билета на дневной сеанс". По проблематике - примерно то же самое. Невинный человек, которого используют преступники и которому не верят сыщики - таким оказывается теперь инженер предприятия в исполнении Армена Джигарханяна - и которому несмотря ни на что верит Алёшин. Вроде как попытка перевоспитать советских правоохранительной, сделать им прививку от сталинизма. Этим занимался ещё Хейфиц в Деле Румянцева - Если веришь человеку, то надо верить ему всегда. Раппопорт опоздал, правда, на 17 лет... И получилась грош цена тем истинам, раз за почти 20 лет ничего не изменилось. Более того, психологически и сюжетно получилось ещё и не слишком убедительно, а ярких персонажей просто нет, в отличие от 2 билетов. А уж появившийся в конце 70-х сериал о Жеглове и Шарапова расставил акценты совсем иначе... Особенно во влиянии на общественное сознание.
Оценка 5,5

Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (22.10.2017)
Просмотров: 26
Всего комментариев: 0
avatar