Суббота, 22.07.2017, 03:44
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Вход на сайт
Поиск
Главная » Статьи » Кино-Театр

Кино и школа.
Сериал «Школа», идущий в прайм-тайм Первого канала», довольно сильно всколыхнувший педагогическую и политическую общественность (вплоть до депутатов Гос. Думы), вновь поднял старый вопрос об искусстве как творческом отражении действительности и заставил вспомнить фильмы, которые еще в советское время отображали мир школы – учителей, родителей, детей и подростков.
Нельзя сказать, что эта тема особенно волновала режиссеров, да, наверное, и политическую элиту, создававшую спрос на кинопроизведения, на заре кинематографа в России – в 20-30-е гг. По-настоящему она была поднята лишь в конце 40-х гг. фильмами типа «Первая учительница», «Первоклассница», «Сельский учитель» и т.д. На сегодняшний день они выглядят несколько анахронично – заметно идеалистичны и не представляют из себя сколько-нибудь адекватной картины не то что в современной, но, думается, и в школе того времени. Сегодня их можно рассматривать разве что как некий почти абстрактный идеал, к которому необходимо стремиться, но проблемы школы они не обозначали.
Другое дело, 60-е гг., когда была задумана и воплощена серьезная реформа системы образования. И вот здесь педагог выходит на первый план уже как более серьезный объект исследования, а дети представляются не пластилином, из которого можно вылепить все, что угодно этой системе и преподавателю как ее части, а личности, к которым требуется особый подход. Своеобразную планку задал фильм «Друг мой Колька», где показана история хулигана Кольки Снегирева, к которому далеко не все педагоги смогли найти подход. Именно здесь возникли несколько ходульные, но все же противоположные (в смысле неодинаковые) образы педагогов, среди которых и совсем уж правильный директор и энтузиаст-шофер (в исполнении Анатолия Кузнецова – будущего бойца Сухова из «Белого солнца пустыни») и негативный образ пионервожатой, которая пытается «всех под одну гребенку», не пытаясь понять, что же нужно детям. Своеобразным апофеозом этого образа стал товарищ Дынин, требовавший от детей дисциплины в работе Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», правда, показанный не в агитационно-пропагандистском стиле, а в сатирическом. Во многом именно эти фильмы сформулировали проблемы советской школы в теме соотношение свобода-несвобода в педагогическом процессе.
Другой темой кинематографа стал особый мир подростков и юношества, облагороженный первой любовью, часто встречавшей непонимание взрослых – как родителей, так и учителей. Большой переполох в тогдашнем педсообществе вызвал фильм Юлия Райзмана «А если это любовь?», где юные герои встречают жестокое отношение взрослых к чувствам первой любви (своеобразным продолжением этой темы стала популярная картина «Вам и не снилось», из этой же серии «Когда я стану великаном» с молодым Михаилом Ефремовым). Еще одним фильмом, попытавшимся раскрыть эту тему, стал «Школьный вальс», где речь идет о любовном треугольнике старшеклассников, в рамках которого одна из героинь (школьница, напоминаю) забеременела и… родила. Такая история у многих и в наши дни могла бы вызвать шок, а в 70-е этот шок был, наверное, еще заметнее.
Менее спорными, но не менее конфликтными стали фильмы о спорах между «физиками» и «лириками» в школе. Самым известным из таких стал «Розыгрыш» Владимира Меньшова, обозначивший как конфликт внутри поколения старшеклассников (рационализм или высокие моральные принципы), так и межпоколенческий между учениками и учителями, которые пытаются, однако, еще найти компромисс. В более позитивном ключе (хотя и «Розыгрыш» фильм отнюдь не злой) попыталась решить этот спор картина «Расписание на послезавтра» о физико-математической школе, куда пришел работать новый учитель литературы (Маргарита Терезова).
Делая подобный обзор, нельзя не упомянуть действительно шедевр советского кинематографа и, наверное, лучший фильм о школе – «Доживем до понедельника». Здесь как никогда гармонично предстали и мир взрослых, и мир юношества. Явлены оказались и три типа преподавателя – молодой либерал Наталья Сергеевна в исполнении Ирины Печерниковой, немолодой консерватор Светлана Михайловна (Нина Меньшикова) и Илья Семенович Мельников как авторитет, умеющий и сокращать и держать дистанцию между учителем и учениками. Интересен и мир старшеклассников, у которых проблемы мировоззрения и его формирования являются центральными, что по нынешним временам скорее вызывает удивление. Именно «Доживем до понедельника» стал своеобразным итогом изображения учителя в кино – упомянутые три типа по-прежнему актуальны и, пожалуй, на смену им ничего нового (почти) не появилось, по крайней мере, в искусстве.
Наверное, поэтому следующим и закономерным этапом в развитии темы стало отображение уже не столько мира педагогов (хотя и не без этого), сколько мира подростков. 80-е гг. подняли на щит старую проблему «отцов и детей» в новом ценностном отображении. Таковы фильмы Динары Асановой («Ключ без права передачи», «Пацаны», «Не болит голова у дятла» и др.), «Дорогая Елена Сергеевна» Эльдара Рязанова, в какой-то степени (хоть и не про школу) «Курьер» Карена Шахназарова. Наконец, «Чучело» Ролана Быкова – фильм о детской жестокости, по поводу которого сломано было немало копий – «Такого не может быть, потому что не может быть никогда!» Тем не менее, сегодня это классика.
В целом же, весь этот текст говорит о том, что споров о школе в кинематографе, которые провоцировали и широкую общественную дискуссию, было немало и в советское время. И далеко не всегда образ учителя был идеален (как, например, в том же «Чучеле»). Именно традицию, заложенную в 80-х, реализует едва ли не единственный режиссер в современном российском кино, взявшийся за эту не совсем благодарную тему, - Валерия Гай Германика, произведшая своеобразный фурор своей картиной «Все умрут, а я останусь», контуры которой сохраняются и в сериале «Школа». Явлены подростки 14-15 лет, которые хамят учителям, курят сигареты, принимают алкоголь и наркотики (хотя и «легкие») в школьном туалете. Естественно, не обошлось и без темы секса. В общем, выражаясь на современном сленге – «жесть».
Нашлись и люди, которые говорят о запрете показа столь жестких проявлений подростковой жизни на телевидении, не говоря уже о весьма спорных образах учителей, не всегда, прямо скажем, сеющих разумное, доброе, вечное. Но они и не главный объект интереса. И кто сказал, что все педагоги идеальны – ведь школа это тоже срез современного общества, да и просто совокупность самых разных людей (добрых-злых, справдливых-несправедливых и т.д.)
Так ли все на самом деле, как показано в сериале? Наверное, не совсем. Ведь есть и другая сторона, изображенная в «Приключениях Электроника» или же «Гостье из будущего», или же в «Выше Радуги», ли уж совсем слащавой, но очень доброй «4:0 в пользу Танечки», где школа есть подобие идеального мира, в котором дети фантазируют, пускаются в приключения, тянутся к знаниям… Что-то, конечно, и из этого сохранилось. Но говорить, что негатива нет совсем или же он преувеличен, к сожалению, я бы не стал. Это будет закрывание глаз на реально существующую проблему. Собственно, режиссер не скрывает, что передает собственные переживания периода учебы в школе. И, надо признать, делает это, на мой взгляд, довольно убедительно. Проигрывает, конечно, сериал более цельному художественно «Все умрут…», но уже хорошо то, что вновь тема школы зазвучала на территории искусства и телевидения. Есть с чем и поспорить, но делать это нужно на том же поле. Поэтому ждешь от нашего телевидения, кино, власти, наконец, интересного и подробного рассказа о настоящих учителях, о талантливых учениках, что сделало бы картину более объективной. Все-таки год учителя должен стать годом повышения престижа и образования в целом, и профессии, который пока не на высоте.
Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (24.01.2010)
Просмотров: 942
Всего комментариев: 0
avatar