Главная » Статьи » Кино-Театр

Фантастическая женщина

Реж. Себастьян Лелио
В ролях: Daniela Vega, Франсиско Рейес, Луис Ньекко, Алина Кюппенхейм
2017
Чили
Оценка 6,5

Когда-то Даниэль, а теперь Марина проводит приятный вечер со своим любовником Орландо, после которого он умирает. Дело обычное - инсульт. Но это трудно объяснить родным Орландо и подключившимся откуда ни возьмись социальным службам. Они не верят в искренность чувств двух людей. Хоть и с разных сторон.
Занятно, что родственники считают губительницей Марину (ну, извращенец, типа - что возьмёшь), а представительница соцслужб скорее видит извращенцем Орландо, впрочем, скорее, для видимости. Это не мешает... Скажем так - неадекватно относиться к Марине, а чаще и просто унижать её.
Логично, что премьера состоялась на фестивале в Берлине, славящемся своей политизированностью - защита прав трансгендеров и всё такое. Пикантности истории придает тот факт, что исполнительница главной роли - тоже трансгендер. Местами получается трогательно или, напротив, бьёт на сочувствие, но... даже при внимательном рассмотрении увидеть нечто высокое, помимо актуальной и, увы, политической темы, не получается. Да, режиссёр попал в мэйнстрим, вновь обращающийся к сексуальным меньшинствам, да - есть пара занятных цитат (например, из недавней Молодости Паоло Соррентино), но открыл ли он нечто новое в этой теме? Не уверен. Впрочем... Относительная новизна все же есть. Большая часть произведений на эту тему выходила либо в Европе, а чаще и совсем в США. Академикам, вручившим "женщине" Оскар, видимо, польстило (или порадовало), что светлая идея защиты прав секс-меньшинств коснулась и третьего мира. Но главное может увидеться совсем в другом - окружающие Марину люди просто отказывают ей (естественно, что немотивированно) в возможности любить. И вправду ведь у трансгендеров сложилась репутация почти исключительно извращенцев, странных проституток и т.п., живущих во грехе и ради греха, а не в любви. Видимо, в этом контексте стоит понимать финал, в котором и красота и искусство...
Более того, авторы, утверждавшие фриков в кино, типа Альмодовара, видели чувственность сквозь, прямо скажем, не самую благовидную жизнь, часто объясняемую жестокостью мира якобы нормальных людей (особенно показательно Дурное воспитание, к примеру). Фантастическая женщина идёт ещё дальше. Фрик оказывается куда как более нормальным, романтическим даже персонажем, чем родственники Орландо. Ему чужды собственничество, жестокость, подозрительность и прочие безобразия. А люди ему отказывают даже в праве проститься с любимым. И всё бы ничего, но начинает биться мысль, что когда-то нормальные люди теперь становятся извращенцами, не способными чувствовать, а когда-то бывшие в общественном сознании извращенцами стали нормальными (почти семейными) человеками, да ещё и поющими (в смысле талантливыми, наверное, и подающими голос!). И что же теперь делать "бывшим нормальным"? Стать фриками? Даже Звягинцев, конкурент Себастьяна Лелио в оскаровской номинации в этом контексте становится в строку - кризис традиционной семьи оттеняет высоту трансгендеров. Как-то уже даже хочется увидеть в кино счастливую нормальную семью... при всем сочувствии к тем, кто всё ещё борется за право жить в браке и воспитывать детей, а получает зуботычины и метафорически заклеенный рот (одна из действительно сильных сцен)... И вновь приходится оправдываться, что я не гомофоб и не какой-то там ещё фоб.
Тогда почему такие мысли после просмотра? Ответ напрашивается сам собой - это сопротивление неестественности (при всей замечательности отдельных эпизодов) основного строя фильма. Кто-то напишет или скажет про лаконичность формы, эффектную недосказанность, что важно, подспудное, неприятие "инаковости". А я скажу про недописанность персонажей, отсутствие мотивов или же, напротив, их почти что пародийность, которая суть картонность. Вроде бы реалистичная, а отнюдь не метафорически-символическая история, но где же тогда психологизм? Или образность? Или же она исчерпывается мафиозностью сына Орландо с его понтовым джипом и навязанным-развязанным скотчем и финалом? Занятно, что все препятствия, чинимые Марине, несут, в отличие стародавнего "Правосудия для всех" с Аль Пачино, к примеру, или почему-то припомнившегося "Кровавого лета Сэма" Спайка Ли, печать незаконченности. Да и работа Марины в ресторане в качестве официантки ни у кого не вызывает аллергии. Может, общество всё-таки продвинулось в восприятии "особенных" людей? Ответ-то очевиден: нет. Но тогда почему формы насилия остаются теми же, но только недоделанными? "Фантастическая женщина" на последнее и не пытается ответить. Тогда о чем фильм? Просто о мутной судьбе транса в Чили. За что "Оскар"? За то же. Художественная убедительность, которая хоть и присутствует в неком количестве, давно отступила на второй план.
Категория: Кино-Театр | Добавил: smidmi79 (14.03.2018)
Просмотров: 16
Всего комментариев: 0
avatar